Стратегическая коррекция

Цены долгосрочных контрактов «Газпрома» перестали быть «священной коровой»

«Газпром экспорт» подписал с крупными европейскими покупателями соглашения, которые предусматривают адаптацию цены российского газа, закупаемого по долгосрочным контрактам, к изменяющимся рыночным условиям.

«Исходя из основополагающих принципов и условий действующих долгосрочных контрактов, в конце 2011 – начале 2012 года «Газпром экспорт» достиг и оформил договоренности с рядом крупных европейских покупателей, которые предусматривают определенную корректировку цены российского газа, закупаемого по этим контрактам, с учетом развития газового рынка в Европе и ситуации в экономике и энергетике отдельных европейских государств», – заявил во вторник зампред правления «Газпрома», генеральный директор «Газпром экспорта» Александр Медведев.

По его словам, подписаны соответствующие контрактные документы с компаниями GDF Suez (Франция), Wingas (Германия), SPP (Словакия), Sinergie Italiane (Италия), Econgas (Австрия). Эти потребители закупают в год около 35 млрд. кубометров газа, что составляет почти четверть всего экспорта российского газа в страны Евросоюза.

Судя по всему, стратегия «Газпрома», который до последнего времени настаивал на незыблемости условий, прописанных в долгосрочных контрактах с импортерами, все же изменилась. Избыточное предложение «голубого топлива» на европейском газовом рынке из-за теплой зимы и наличие больших запасов газа в хранилищах привели к тому, что на конец прошлого года цена долгосрочных контрактов «Газпрома» с привязкой к ценам на нефть снизилась – до примерно 480 долларов за тысячу кубометров. Однако на спотовом рынке газ сейчас продают по 300 долларов за тысячу кубометров.

«Рынок меняется, и его участникам необходимо меняться вместе с ним. Все больше влияния на рынок оказывают поставки СПГ, цены на который формируются на рыночных условиях, а не по долгосрочным контрактам. Не реагировать на это для «Газпрома» становится все сложнее, – считает инженер-эксперт Инжиниринговой компании «2К» Игорь Смирнов. – Пока не ясно, как новые контракты «Газпрома» будут связаны с рыночными ценами – подробности газовых соглашений, как обычно, не сообщаются. Возможно, что уступки будут минимальны. Тем не менее, сам факт, что «Газпром» идет на уступки по этому вопросу, говорит об ослаблении переговорных позиций российской компании. Еще в прошлом году «Газпром» начал предоставлять скидки своим европейским потребителям. Сейчас концерн готов принимать во внимание рыночные цены. Таким образом, российская компания вынуждена подстраиваться под изменяющийся рынок, вынуждена играть по новым правилам».

Аналитик ИК «Финам» Анатолий Вакуленко согласен с тем, что подобная «адаптация» и «коррекция» цен может означать смену стратегии «Газпрома» с неизменности долгосрочных контрактов на более гибкую ценовую политику. «Связано оно не только с давлением со стороны европейских партнеров (в былые годы оно бывало и жестче), а с тем, что сейчас «Газпром», получив контроль на ГТС Белоруссии и запустив «Северный поток», имеет большее пространство для маневра с объемами и ценами поставок, – говорит он. – К тому же мировые цены на газ стабильно держатся на высоких уровнях, а рассчитывать на увеличение поставок из альтернативных источников европейцам сейчас не приходится. В этой ситуации «Газпром» вполне может позволить себе побороться за увеличение доли на европейском рынке за счет более гибкой ценовой политики».

По мнению аналитика, говорить о потерях «Газпрома» как таковых не приходится, поскольку неизвестно, как будут в дальнейшем изменяться мировые цены на газ. «В то же время переход «Газпрома» на рыночные цены снижает привлекательность европейского рынка для входа новых конкурентов. Собственно, по реакции рынка видно, что никаких серьезных угроз для компании инвесторы не видят – акции «Газпрома» растут на уровне рынка», – отмечает он.

Эксперт по антимонопольному праву юридической фирмы «Частное право» Кирилл Чоракаев уверен в том, что гибкая ценовая политика – неотъемлемая часть взаимоотношений крупных компаний, действующих на межгосударственном уровне. «Можно считать, что «Газпром» идет на некоторые уступки европейским потребителям. В то же время этот прецедент, безусловно, будет использоваться и иными крупными потребителями, в том числе и Украиной, при аргументировании необходимости коррекции цен на газ, – говорит он. – Что касается перспективы судебных споров с другими партнерами «Газпрома», то тут надо отметить, что точное содержание такого рода контрактов стороны, как правило, не раскрывают. Однако не исключено, что в них есть пункты, которые могут использоваться потребителями в судебных разбирательствах. В частности, речь идет о положениях, которые предусматривают изменение цены на газ в случае существенного изменения мировых цен. Но какое именно изменение является существенным и насколько в этом случае должна измениться цена – это и есть вопросы, которые могли быть разрешены судом».

По словам аналитика, вероятно, сейчас «Газпром» и ряд европейских потребителей как раз и договорились о конкретной привязке цены на поставляемый газ к мировым ценам или ценам на иное топливо.

В свою очередь, содиректор аналитического отдела агентства «Инвесткафе» Григорий Бирг полагает, что речь не идет о полном отказе «Газпрома» от принципа долгосрочности контрактов. «Европейские потребители лишь пытаются сократить вероятность серьезного разрыва между рыночной ценой на газ и контрактной ценой «Газпрома» за счет использования более гибкой и, более чутко реагирующей на рыночную ситуацию формулу ценообразования, – говорит он. – Это, в свою очередь, приведет к большей волатильности выручки «Газпрома» и, возможно, более частому/резкому пересмотру бюджета компании. Несомненно, «Газпром» будет бороться в арбитражных разбирательствах за каждый контракт в попытке сохранить status quo, но, учитывая плачевную ситуацию европейской экономики, боюсь, российской компании будет крайне трудно отстоять право на принудительную продажу газа европейским потребителям по цене, существенно превышающей спотовую. А такая ситуация возможна, когда происходит снижение спотовых цен за счет того, что в контрактных ценах «Газпрома» существует привязка к стоимости корзины энергоносителей с лагом (временным отставанием) в шесть месяцев».

По мнению руководителя департамента оценки и инвестиционного проектирования АКГ «МЭФ-Аудит» Дмитрия Трофимова, действия «Газпрома» делают ценообразование на газовом рынке более «рыночным» и многофакторным и отражают мировой тренд в переходе от долгосрочных контрактов к более гибкому ценообразованию. «Идея постепенного объединения двух моделей ценообразования в соответствующих весах выглядит «прогрессивной». А в отказе от долгосрочных контрактов никто не заинтересован. Тот же Wingas имеет ряд договоров, истекающих в 2030 году и даже позже, – напоминает он. – Посчитать абсолютные потери или выигрыш «Газпрома» от изменения ценообразования не представляется возможным, так как спотовый рынок сильно волатилен. Но, учитывая долю спотовых цен в корзине, вероятно, эти колебания будут в пределах 5-10% как в одну, так и в другую сторону».

Аналитик считает, что перспективы отстоять свою позицию в отношении долгосрочных контрактов в арбитражных разбирательствах с западными партнерами, которые настаивали на коррекции цен, у «Газпрома» были. «Но надо ли было это делать? Пойдя навстречу импортерам газа, «Газпром» подтвердил статус надежного и «комфортного» партнера для европейских потребителей, понимающего и соблюдающего правила игры. Взамен «Газпром» получает большие возможности для интеграции на европейском рынке, какие-то уступки от конкретных партнеров», – полагает он.

Перейти к оригиналу статьи