Плавный переход

Такие большие изменения законодательства, как корректировка Гражданского кодекса, не могут пройти незамеченными для специалистов фирм. Бухгалтеры опасаются, что вслед за введением новых форм собственности потребуется перерегистрация компаний. И тогда очередей в контролирующих органах не избежать. 

В поправках в Гражданскому кодексу довольно подробно описан процесс перехода компаний на новые формы собственности. Чиновникам удалось разработать лояльные «правила игры» к участникам бизнеса. По крайней мере руководителям и бухгалтерам организаций не придется сразу после принятия Федерального закона заниматься перерегистрацией компании. Эту процедуру придется проходить только тем фирмам, у которых по каким-то причинам есть необходимость внести коррективы в устав. В статье 8 пункта 7 законопроекта поясняется, что «юридические лица, созданные до вступления в силу настоящего ФЗ, подлежат приведению в соответствие с нормами Гражданского кодекса при первом изменении учредительных документов». Эксперт юридической фирмы «Частное право» Рустам Маметов говорит: «Нельзя дать точный ответ, насколько быстро произойдет смена форм собственности при таком условии. Есть компании, которые вносят изменения в устав десять раз за год, другие же не меняли его с момента основания. Средний показатель для изменений- один раз в год. Думаю, что в течение 3-5 лет юридические лица будут приведены в полное соответствие с ГК».

Смена терминов

Основное преимущество поправок в том, что у компаний нет обязанности проходить процедуру перерегистрации. Причем, этот вопрос не просто отложили на определенное время. Данное требование отсутствует как таковое. Продуманы механизмы плавного перехода. С определенного периода к формам собственности, которые были созданы до вступления в силу обновленного ГК, будут применяться нормы действующего законодательства. Для ряда организаций этот момент наступит сразу со времени вступления в силу ФЗ, к их деятельности станут автоматически применяться другие статьи Гражданского кодекса:

1) к обществам с дополнительной ответственностью – об обществах с ограниченной ответственностью (статьи 87–94);

2) к потребительским обществам и кооперативам – о производственных кооперативах (статьи 107–112);

3) к некоммерческим организациям – о потребительских кооперативах, общественных организациях, ассоциациях (союзах), фондах, учреждениях, религиозных организациях (пункт 3 статьи 50);

4) к товарным биржам, созданным в соответствии с Законом Российской Федерации от 20 февраля 1992 года № 2383-1 «О товарных биржах и биржевой торговле», – об ассоциациях (союзах).

Но самое большое волнение наблюдается среди руководителей и бухгалтеров закрытых и открытых акционерных обществ. Так как среди форм собственности, которые чиновники решили отменить, именно они являются наиболее востребованными. Однако к таким организациям законопроект лоялен. ЗАО дано время до 1 июля 2013 года, чтобы они по своему выбору могли преобразоваться либо в ООО, либо в производственный кооператив. Если организация никаких действий не предпримет (что также не возбраняется), в дальнейшем к ней будут применяться нормы Гражданского кодекса о непубличных акционерных обществах. Те компании, которые зарегистрированы в форме ОАО, станут публичными юридическими лицами.

Таким образом процедуру перерегистрации придется пройти только тем организациям, которые захотят самостоятельно определиться с формой собственности.

В дальнейшем компании не смогут применять в своей практике те формы собственности, которые отменил закон. Статья 8 пункт 5 диктует учредителям создавать юридические лица в организационно-правовых формах, которые предусмотрены для них главой 4 Гражданского кодекса в редакции нового ФЗ.

Облегченная форма

Для тех, кто все же решился сменить форму собственности, чиновники решили облегчить финансовые затраты. Платить госпошлину за эту процедуру не придется. Кроме того, ГК предусматривает ускоренную регистрации юрлиц. Руководителям необходимо подать только один документ: устав для обществ и учредительный договор для товариществ. Также обновленный ГК разрешит использовать типовые уставы. Эта практика давно прижилась в бизнес-среде, но ранее она порицалась налоговыми органами. Теперь же компании могут не разрабатывать собственный документ, а взять тот, который считается традиционным для определенной формы собственности.

Законодатели предусмотрели все нюансы деятельности компаний, разрабатывая поправки ГК, единственное, что может вызвать сложности – короткие сроки принятия документа. Депутаты собираются рассмотреть законопроект в весеннюю сессию и уже с 1 сентября ввести его в действие. Для таких значительных изменений в законодательстве это слишком маленький срок. Рустам Маметов говорит: «Инициатива сама по себе давняя. Дмитрий Медведев начал говорить о необходимости внесения изменений в ГК после того, как вступил в должность президента РФ». Однако наиболее спорные изменения появились в кодексе только в феврале 2012 года. И еще не утихли споры о необходимости утверждения инициатив. Второй недостаток в довольно запутанной системе переходов юрлиц из одной формы собственности в другую. Руководители и бухгалтеры могут не сориентироваться, какие нормы ГК применяются к их организации, в результате не исключены очереди и перегруз на «горячих линиях». Всего этого можно избежать, если начать разъяснительную работу заранее. «Расчет» вернется к этой теме позже, когда станет ясно, какой документ получит одобрение депутатов.

В законное русло

Сегодня практически все новые законопроекты содержат антикоррупционную или антирейдерскую составляющую. Что и говорить, чистота и безопасность бизнеса в нашей стране – такие же непобедимые проблемы, как дураки и дороги. Именно поэтому обновленный ГК получит ряд поправок, способствующих добросовестному ведению предпринимательской деятельности.

В первую очередь, в законопроекте интересен «антирейдерский пакет». В документе говорится, что «акционер коммерческой корпорации, утративший помимо своей воли права участия в ней, вправе требовать возвращения ему доли, перешедшей к иным лицам, с выплатой ему справедливой компенсации, определяемой судом, а также возмещения убытков за счет людей, виновных в утрате доли». До сих пор рейдерские  захваты собственности было невозможно урегулировать даже с привлечением арбитров. Эксперт юридической фирмы «Частное право» Рустам Маметов поясняет: «Есть много схем, связанных с переходом корпоративного контроля от одного лица к другому с помощью размытия долей. То есть акционер теряет контроль по причине изменения структуры распределения акций между участниками. С принятием данного законопроекта будет возможно восстановить корпоративный контроль через суд и даже возместить убытки».

В качестве еще одной антирейдерской меры предлагается ужесточить порядок заверения решений общего собрания акционеров. У публичных обществ этот документ должен обязательно подтвердить реестродержатель, у непубличных – нотариус.

Кроме того, для того, чтобы пресечь рейдерские захваты, в ГК вносятся нормы о корпоративном договоре. В зарубежных странах этот институт широко распространен, в России же он не был прописан в законодательстве. Проект поправок в Гражданский кодекс разрешает участникам организаций заключать между собой такой контракт и прописывать в нем общие договоренности. К примеру, все или некоторые акционеры могут обсудить и зафиксировать документально, как они будут голосовать на общем собрании или отчуждать доли в уставном капитале. Невозможно прописать в таком договоре только два вопроса: структуру органов организации и их компетенцию, обязанность участников общества голосовать по указке руководства.

Информация о заключении корпоративного договора раскрывается в том порядке, который определен законом. К примеру, в непубличных обществах эти сведения являются конфиденциальными.

Также поправки ГК решают проблему распространения данных акционерами организации. Документ ставит крест на спорах о правах моноритариев. Новая редакция кодекса предписывает члену корпорации не разглашать конфиденциальные сведения о деятельности компании, которые стали известны участнику общества.

В ответе за ошибки

Законопроект значительно расширил ответственность топ-менеджеров организаций. В проекте закона этому вопросу посвящены сразу три статьи. Так чиновники решили разъяснить понятие «контролирующее лицо» и ответственность такового. За принятие руководителями фирм решений, которые привели к убыткам, предусмотрены довольно жесткие санкции. Директора организаций по требованию юрлица или его акционеров будут обязаны возместить компании потери. Применить эту меру можно только по решению суда, в том случае, если истцы докажут, что при исполнении своих обязанностей топ-менеджер «действовал недобросовестно или неразумно».

К ответственности могут быть привлечены и члены коллегиальных органов организации, голосовавшие за решение, которое принесло фирме потери, а также лица, которые напрямую влияют на деятельность организации. Последнее уточнение позволяет обвинить в убытках любого сотрудника, занимающего в фирме достаточно высокую должность. Такая поправка может сыграть не на руку бухгалтерам, которые часто становятся заложниками и основными обвиняемыми в преступлениях, совершаемых руководством компании.

Связаны одним

Чиновники решили разъяснить такое понятие как «аффилированные лица». С введением с начала 2012 года закона о консолидированных налогоплательщиках назрела необходимость в четком описании этого термина. В статье 53.2 законопроекта перечисляются те схемы участия одного юридического лица в деятельности другого, которые приводят к аффилированности.

Однако документ содержит одну вескую оговорку. Так в пункте 4 законопроекта поясняется, что судом может быть признано наличие аффилированности между лицами, несмотря на отсутствие оснований, указанных в статье 53.2, в случае, если одна компания имеет фактическую возможность влиять на работу другой. Получается, что контролирующим органам даже не придется четко следовать прописанным в ГК схемам, чтобы обвинить организации в сговоре и уходе от налогов.

Бенефициары в секрете

Не лишним будет сказать и о тех инициативах, которые не нашли места в законопроекте. К примеру, предлагалось ввести обязательное раскрытие сведений о бенефициарах офшорных компаний, а также установить санкции за отказ в предоставлении этих сведений. Таким образом юрлицо, зарегистрированное в зоне с благоприятным налоговым климатом, получало бы право работать на территории России только при условии обнародования данных о конечных владельцах организации. Однако Министерство юстиции, готовившее согласованный документ поправок в Гражданский кодекс, эти нормы в законопроект не включило.

Тем не менее председатель Высшего арбитражного суда Антон Иванов настаивает на том, чтобы эти нормы были включены в документ. Он заявил, что речь идет не об ужесточении налоговых репрессий, а о защите интересов добросовестных организаций. Обычные участники гражданского оборота не знают, куда деваются активы, на которые можно было обратить взыскание. Глава Счетной палаты Сергей Степашин также поддерживает утверждение ГК с нормами, которые предусматривают раскрытие бенефициаров. Он объяснил свое мнение тем, что такое правило действует в ряде стран, оно упрощает налогообложение и регулирование офшорных фирм, и помогает противостоять легализации доходов, полученных преступным путем.

Несмотря на все положительные стороны этой инициативы, которые отмечают чиновники, компании не рады идее открывать информацию о бенефициарах. Уход в офшоры многими организациями воспринимается, как возможность облегчить тяжелое налоговое бремя.