Статьи

Нарушение антимонопольного законодательства

Организации, осуществляющие деятельность по реализации газа, нефти, а также их транспортировке в своём большинстве являются субъектами, занимающими доминирующее положение на соответствующих товарных рынках, в связи с чем, попадают под контроль со стороны антимонопольных органов.

В соответствии с Федеральным законом № 135-ФЗ «О защите конкуренции» контроль за соблюдением антимонопольного законодательства возложен на Федеральную антимонопольную службу и её территориальные органы. Полномочия указанного государственного органа являются достаточно широкими, он осуществляет контроль и надзор за соблюдением законодательства о конкуренции на товарных рынках, о естественных монополиях, вправе возбуждать и рассматривать дела о нарушении антимонопольного законодательства, выдавать обязательные предписания о прекращении нарушений антимонопольного законодательства, а также привлекать юридических и должностных лиц к административной ответственности.

Реализация антимонопольным органом своих контрольных и надзорных полномочий порождает конфликтные ситуации, которые часто переходят в судебное разбирательство. Для построения правильной защиты своих интересов в таких спорах организациям, прежде всего, необходимо знать о наиболее распространённых видах нарушений антимонопольного законодательства.

Процедуры, предусмотренные действующим законодательством, предусматривают, по сути, два возможных варианта деятельности антимонопольного органа: возбуждение и рассмотрение дела о нарушении антимонопольного законодательства и выдача по его результатам обязательного предписания, а также привлечение нарушителя антимонопольного законодательства к административной ответственности. Наиболее распространённым видом нарушения антимонопольного законодательства является злоупотребление хозяйствующим субъектом своим доминирующим положением (статья 10 Закона). Сюда относится установление и поддержание монопольно высоких или низких цен, навязывание контрагенту невыгодных условий договора, не обоснованные сокращение или прекращение производства товаров, не обоснованный отказ от заключения договора, создание препятствий доступу на рынок.

Так, например, в практике встречаются споры о вытеснении с рынка мелких поставщиков попутного нефтяного газа (по основанию отсутствия технической возможности транспортировки или переработки газа). В этом случае расторжение договора на переработку попутного нефтяного газа можно рассматривать как устранение хозяйствующего субъекта с товарного рынка по продаже продуктов переработки попутного нефтяного газа при условии, что газ технологически не может транспортироваться на иной газоперерабатывающий завод. Транспортировка попутного нефтяного газа без первичной переработки технологически невозможна, поэтому субъект, который занимает доминирующее положение на рынке, имеет возможность воздействовать на мелких поставщиков и диктовать им свои условия. При этом нужно учесть, что отношения между хозяйствующими субъектами, складывающиеся по поводу поставки попутного нефтяного газа не попадают под действие Закона РФ «О газоснабжении в РФ», так как попутный нефтяной газ не является готовым продуктом газоснабжения.

Доказать факт нарушения антимонопольного законодательства со стороны монополистов в этом случае достаточно сложно. Так, дело об ограничении обществом «Белозерный ГПК» доступа на рынок переработки попутного нефтяного газа ОАО «АНГК «Нефтепоставка» рассматривалось в арбитражных судах различных инстанций более 3-х лет, при этом суды принимали по этому делу противоречивые судебные акты. Тем не менее, в результате антимонопольному органу, хоть и с большим трудом, но удалось доказать в суде факт нарушения указанным обществом ст. 5 действовавшего на тот момент Закона РФ «О конкуренции…».[1]

Ранее судом было оставлено в силе аналогичное предписание антимонопольного органа о прекращении нарушения антимонопольного законодательства, выданное ОАО «Сургутский ГПЗ».[2]

Рассмотрение такой категории дел в антимонопольных органах, а потом и в судах, зачастую требует не только сильной юридической поддержки, но и привлечения специалистов, обладающих знаниями в области добычи, хранения и транспортировки нефти и газа, а также проведения различных технических экспертиз. Одним из необходимых условий выигрыша такого дела является доказывание в суде технологической невозможности переработки (транспортировки) попутного нефтяного газа на другом предприятии.

Под злоупотребление доминирующим положением может попасть и невыделение газоснабжающей организацией объёмов поставляемого газа потребителям в необходимом им количестве. Жалобы по таким фактам поступают, как правило, в отношении субъектов, входящих в группу лиц ОАО «Газпром», что и понятно, поскольку последние занимают доминирующее положение на рынке реализации газа во всех регионах Российской Федерации.

Однако в таких спорах нарушением будет только такое невыделение объёмов, которое является не обоснованным, то есть, совершено газоснабжающей организацией при наличии свободных (нераспределённых) ресурсов газа.

Кроме того, в случае, если спор будет рассматриваться в суде, антимонопольный орган при доказывании состава такого правонарушения должен доказать, что на товары, производство которых прекращено или сокращено, имеется спрос. В качестве примера можно привести одно из дел, рассмотренных арбитражным судом, когда нефтеперерабатывающий завод снизил объёмы переработки нефти, а антимонопольный орган должен был доказать, что это вызвало (или могло вызвать) невыполнение заказов потребителей, сдающих нефть на переработку, а также причинную связь этих обстоятельств. При оспаривании предписания антимонопольного органа в суде, последний не смог доказать указанные факты, в результате чего оспоренное в суде предписание антимонопольного органа было признано недействительным.[3]

Ещё одним, хотя и менее распространённым, но не менее опасным видом нарушения антимонопольного законодательства является заключение соглашений или осуществление согласованных действий, которые приводят или могут привести к ограничению конкуренции на рынке (ст. 11 Закона).

По одному из дел компания, осуществляющая розничную продажу автомобильного топлива (бензина), оспаривала в суде предписание антимонопольного органа, которое было выдано по факту одновременного повышения несколькими компаниями розничных цен на высокооктановый бензин. При этом продавец ссылался на то, что одновременное повышение розничных цен на бензин обусловлено не ценовым сговором, а объективными внешними факторами (повышение закупочных цен, увеличение транспортных расходов). Кроме того, факт одновременности повышения цены девятью поставщиками бензина, по мнению монополиста, сам по себе не может свидетельствовать о координации продавцами своих действий по установлению (поддержанию цен) с целью ограничения конкуренции и нарушения прав потребителей. Однако антимонопольный орган смог доказать в суде факт ценового сговора указанных розничных продавцов, и предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства было оставлено судом в силе.[4]

Заключение соглашений и осуществление согласованных действий вообще довольно редко становится предметом судебных разбирательств, так как для доказывания наличия такого соглашения (согласованного действия) требуется хорошая доказательственная база, добыть которую весьма затруднительно.

Следует отметить, что с вступлением в силу изменений в Кодекс РФ об административных правонарушениях, в случае злоупотребления доминирующим положением, заключения ограничивающих конкуренцию соглашений (осуществления согласованных действий), а также совершения действий, составляющих недобросовестную конкуренцию, антимонопольный орган вправе не только выдать нарушителю соответствующее предписание (п. 2 ч. 1 ст. 23 Закона), но и привлечь виновное лицо к административной ответственности в виде штрафа, исходя из суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение, за календарный год, предшествующий году, в котором было выявлено правонарушение. При этом размер такого штрафа не может превышать одну двадцать пятую совокупного размера суммы выручки правонарушителя от реализации всех товаров (работ, услуг) за календарный год.

[1] Постановление ФАС Московского округа № КА-А40/12164-05-П от 13.12.2005.
[2] Постановление ФАС Московского округа № КА-А40/43-01 от 06.06.2001.
[3] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа № А19-5076/01-36-Ф02-1207/02-С1 от 16.05.2002
[4] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа № Ф08-2145/2005 от 09.06.2005.

НАШИ ПАРТНЕРЫ

Компания
Интерцессия
news_img.jpg

 

Правовое сопровождение сделок с земельными участками, объектами недвижимости, включая инвестирование в строительство объектов недвижимости