Размер налога: принципы и реальность

Владельцы бизнеса и инвесторы при составлении бизнес-планов несомненно учитывают и налоговую нагрузку, возникающую при реализации тех или иных проектов, которую в условиях постоянно меняющегося законодательства точно просчитать довольно сложно. Но если к частым изменениям законов бизнесмены уже морально готовы, то тенденции, направленные на изменение принципов налогообложения, воспринимаются ими довольно болезненно.

В идеальной совокупности

Как известно, одним из основополагающих принципов налогообложения является принцип экономической обоснованности налога (п. 3 ст. 3 НК РФ), зачастую воспринимающийся таким образом: нет увеличения дохода – нет и увеличения налоговой нагрузки. Доходом является экономическая выгода в денежной или натуральной форме (ст. 41 НК РФ), учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить. Другим основополагающим принципом является принцип предсказуемости налогов (п. 6 и 7 ст. 3 НК РФ), где указано на обязательность определения всех элементов налогообложения таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги, когда и в каком порядке должны быть уплачены. А также установлено, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов).

Резюмируя вышесказанное, в идеальной совокупности размер налога на прибыль должен быть предсказуемым, зависеть от экономической выгоды налогоплательщика, а также на исчисление налога не должны влиять действия третьих лиц. В конечном итоге налогоплательщик должен быть уверен, что в случае возникновения разногласий он может в полной мере воспользоваться своим конституционным правом на судебную защиту, провозглашенным ст. 46 Конституции РФ.

Но в судебной практике довольно часто встречаются ситуации, свидетельствующие, к сожалению, о несколько неожиданном для рядовых налогоплательщиков понимании вышеперечисленных принципов как налоговыми органами, так и судами.

Отказ в судебной защите

Примером является дело № А40-18219/11-115-60, рассмотренное в судах первой и апелляционной инстанций. В рассматриваемом примере налоговый орган по результатам выездной налоговой проверки доначислил достаточно большую сумму налога, которую налогоплательщик выплатить не смог, что явилось основанием для возбуждения дела о банкротстве. Судебный процесс о банкротстве налогоплательщика и спор налогоплательщика с налоговым органом развивались параллельно. К сожалению, к моменту признания налогоплательщика банкротом, последний успел пройти лишь первую и апелляционную инстанции и подать кассационную жалобу.

Как только налогоплательщик был признан банкротом, единственный конкурсный кредитор – налоговый орган – назначил конкурсного управляющего, первым делом отменившего все доверенности, выданные исполнительным органом налогоплательщика, а затем отказавшегося от кассационной жалобы. В результате судебное производство по жалобе налогоплательщика было прекращено, что привело к невозможности реализации налогоплательщиком своего права на судебную защиту. Несмотря на очевидную несправедливость, все последующие жалобы налогоплательщика (как в суд кассационной инстанции, так и в ВАС РФ) не привели к успеху: судьи отказались их рассматривать, ссылаясь на формальный признак отмены доверенностей.

Подобная ситуация является тенденцией.

То же самое произошло с ООО «АГУМА-РУС», ООО «В.Л. Интернейшнл Рус», ЗАО «СЭМ-Холдинг» и ООО «Компания РВМ-2000».

Следовательно, если размер налога неподъемен для налогоплательщика, а скорость судебного разбирательства по делу об обжаловании решения налогового органа (временной промежуток от подачи документов в суд до момента принятия решения) отстает от скорости судопроизводства по делу о банкротстве по заявлению налогового органа, то налогоплательщик может быть лишен права на судебную защиту вовсе.

Возможные риски

Интересной представляется ситуация, при которой налоговая нагрузка увеличивается в отсутствие каких-либо хозяйственных операций (соответственно, в отсутствие экономической выгоды или дохода) и зависит только от принятия решения общим собранием учредителей общества с ограниченной ответственностью.

Специалисты Минфина России высказывают мнение, что в случае принятия общим собранием участников ООО решения об увеличении уставного капитала за счет иных источников такого ООО, кроме переоценки основных средств, например в случае направления накопленной прибыли на увеличение уставного капитала, у его учредителей возникает налогооблагаемый доход (что подтверждается письмами Минфина России от 25.08.2011 № 03-03-06/1/518, от 08.06.2011 № 03-03-06/3/4, от 12.03.2010 № 03-04-06/2-30).

Судебной практики по этому вопросу крайне мало. Например, Постановление ФАС ПО от 16.02.2009 № А65-11509/2006, которое свидетельствует в пользу налогоплательщиков-учредителей; в нем констатируется отсутствие дохода в результате такой операции для учредителя, а значит, и отсутствие увеличения налогового бремени последнего. Но поскольку упомянутый судебный акт является единичным, то говорить об устойчивом подходе судов при рассмотрении таких споров не приходится и следует оценить возможный риск при принятии подобных решений.

Налоговые органы придерживаются позиции, что при уменьшении уставного капитала возникает налогооблагаемый доход, если это уменьшение не является обязательным для ООО. Налогоплательщики же полагают, что фактически размер активов общества в результате принятия решений общим собранием учредителей остается прежним. Значит, экономическая выгода отсутствует, а следовательно, не должна увеличиваться налоговая нагрузка. Однако такие возражения не принимаются ни налоговыми органами, ни судами. Это подтверждается постановлениями ФАС ЦО от 02.07.2009 № А35-3805/08-С21, ФАС СКО от 07.04.2008 № Ф08-1417/08-503А.

 

Елена Муратова,

руководитель направления налогового права финансов и кредита

юридической фирмы «Частное право»