Светлана Антонова: толкование понятия «стороны в сделке»

Применение субъектами хозяйственного оборота положений ст.ст. 81-83 ФЗ «Об акционерных обществах» сопряжено с рядом вопросов, не имеющих однозначного разрешения ни в юридической литературе, ни сложившейся судебно-арбитражной практике.

В статье 81 ФЗ «Об акционерных обществах» приведена «формула» сделки с заинтересованностью, т.е. описаны:

  • Субъекты, которые могут быть заинтересованы в сделке;
  • Случаи, при которых указанные субъекты признаются заинтересованными в сделке.

При этом, если определенное лицо при совершении обществом сделки, подпадает под формулу, приведенную в ст. 81 ФЗ «Об акционерных обществах», оно признается заинтересованным вне зависимости от того, действительно ли указанная сделка совершена с целью удовлетворения его материально-правовых интересов, или же направлена исключительно на реализацию интересов какого-либо иного лица, в том числе, общества.

Т.е. понятие «заинтересованность лица в сделке» по смыслу указанной нормы имеет не буквальное, а сугубо юридическое значение.

Сделка с заинтересованностью - это не обязательно невыгодная для общества сделка, и квалификация сделки как сделки с заинтересованностью определенного лица или лиц не требует оценки условий и(или) последствий совершенной сделки. Т.е. ст. 81 ФЗ «Об акционерных обществах» носит строго формализованный характер.

Вместе с тем, представляется, что основной функцией норм о сделках с заинтересованностью, является охрана прав и законных интересов общества (и связанных с обществом интересов его акционеров) при совершении лицами, способными оказывать влияние на деятельность общества изнутри, таких действий, которые продиктованы исключительно собственными интересами, не связанными с интересами общества и отличными от них, т.е., способными повлечь причинение обществу ущерба.

Лишь понимание указанной функции норм ФЗ «Об акционерных обществах» о сделках с заинтересованностью дает возможность ответить на следующий вопрос, возникающий при применении положений ст. 81 ФЗ «Об акционерных обществах»:

  • включается ли в понятие «сторона» сделки, используемое в контексте абз. 3, 4,5 ст. 81 ФЗ «Об акционерных обществах», само общество, применительно к которому исследуется заинтересованность?

На первый взгляд, включение самого общества в понятие стороны в сделке, используемого в контексте абз. 3, 4 и 5 ФЗ «Об акционерных обществах» представляется абсурдным. При этом, следует отметить, что, в конечном счете, оно таковым и является.

Однако, на практике, соответствующее толкование положений ст. 81 ФЗ «Об акционерных обществах», приобрело довольно широкое распространение в связи с его соответствием буквальному содержанию приведенной нормы.

Между тем, представляется, что подобное толкование противоречит смыслу, который вкладывался в содержание названной нормы, исходя поставленных законодателем целей.

В данном случае, в тексте ст. 81 ФЗ «Об акционерных обществах», перед упоминанием «стороны» сделки, очевидно, пропущено слово «другой», т.е. имеется в виду контрагент общества по сделке.

Действительно, если исходить из иного толкования и включать в понятие стороны в сделке само общество, то можно прийти, в частности, к следующим ошибочным выводам:

1) акционер, владеющий более 20 процентами акций общества всегда заинтересован в любой сделке акционерного общества, поскольку он:

  • упомянут в абз. 1 ч. 1 ст. 81 ФЗ «Об акционерных обществах» акционерном обществе»;
  • признается заинтересованным, поскольку согласно абз. 2 и 4 ч. 1 с. 81 ФЗ «Об акционерных обществах» владеет более 20 процентами акций юридического лица, являющегося стороной в сделке ( в данном случае- самого общества).

2) единоличный исполнительный орган общества всегда заинтересован в любой сделке акционерного общества, поскольку:

  • упомянут в абз. 1 ч. 1 ст. 81 ФЗ «Об акционерных обществах»;
  • признается заинтересованным, поскольку занимает должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной в сделке (в данном случае - самого общества).

Абсурдность указанных выводов налицо. Однако только такие выводы можно сделать, исходя из буквального толкования положений ст. 81 ФЗ «Об акционерных обществах».

И, поскольку до настоящего времени не имеется ни устоявшейся судебно-арбитражной практики по указанному вопросу, ни каких-либо разъяснений со стороны высших судебных инстанций, приведенные выше вопросы толкования положений ст. 81 ФЗ «Об акционерных обществах» остаются открытыми.

Светлана Антонова,
начальник департамента
Юридической фирмы «ЧАСТНОЕ ПРАВО»